Le Conte №27

* Сургуч — окрашенная плавкая смесь, состоящая из твёрдых смол и наполнителей, которую применяют для герметизации различных ёмкостей и нанесения рельефных печатей на почтовые отправления.

Изначально он не хотел сотрудничать с Ноли и, в особенности, с Леонардо. Но решительно настроенная вдовствующая принцесса Королевства Ноли, бывшая королева Делиджентиа — Дениза Маутнер, ведущая переписку со своей матерью, в конечном итоге заставила Ричарда взглянуть на западное государство под другим углом. Однако молодой король не спешил на сотрудничество с территорией, где умер его старший брат. За почти полгода он устранил те проблемы, образовавшиеся незадолго до кончины Роланда Маутнера и после нее. Своих противников Ричард успешно ликвидировал. Конечно же не без помощи Денизы, которая активно общалась с придворными дамами и через них выводила на чистую воду их мужей и братьев. Соврет, если скажет, что сплетни от королевской четы Ноли не доходили до него. На протяжении нескольких недель обсуждение не утихало, а наплыв знатных особ в замок резко увеличился, жаждя посмаковать свежие сплетни, ведь династические браки обязывают поддерживать общение с ближайшими или дальними родственниками. Но Сейлан в то время не писала Дениз и не отвечала на ее письма. Только через некоторое время вдовствующая королева вновь прислала письмо со всеми подробностями произошедшего и попросила убедить Ричарда Маутнера в оказании помощи.

Король не желал сотрудничать с Леонардо, ведь за все правление второго тот никаким образом не выказывал поддержку Делиджентиа, его Королевство для Ноли все эти годы было второстепенным в регионе и не влияло на соседствующие государства. Хотя именно благодаря Делиджентиа другие Королевства могут благополучно развиваться и существовать.

Ричард достаточно долго наблюдал за перепиской Денизы и Сейлан и не решался ее расспросить. Порывался, но что-то его останавливало. Поэтому для избавления от тяжелых мыслей король уходил в дела или на поляну для стрельбы из лука. В один из дней он встретил тренирующуюся уже какое-то время девушку, раз в мишени уже было достаточно стрел, а ее щеки порозовели от холода. Та только спокойный взгляд бросает и сразу же возвращается к занятию. Некоторое время они тренируются под звуки ветра, деревьев, шелестящих своими голыми ветками, редкое щебетание птиц, звук рассекающих воздух стрел и тетивы.

— Я наконец прочитал твой проект, — неожиданно начал говорить король. — Довольно неплохо. Мне понравилась твоя идея. Но не слишком ли, что упор будет на боевые техники, а не на образование?

— Нет, — коротко и быстро ответила Эльза и сразу же с ответом выпустила стрелу, попавшую точно в середину мишени.

— Поясни.

— Светское образование доступно лишь знатным дамам, — начала объяснять принцесса, опуская оружие, — и они зачастую могут за себя постоять либо своей властью, либо окружающими вещами, оружием. А что есть у девушек из бедных сословий? Ничего. А какой слой населения самый уважаемый и доходный? Военные, как бы мне не была противна война. Безродные девушки научатся защищаться, получат часть светского образования, возможность построить свое будущее и подняться в обществе.

— Тебе так нравится идея равноправия? — усмехнулся Ричард, но в его сказанных словах не было злобы или глумления. Король просто видел в этом наивность, которая слишком не свойственна для этого мира.

— Мне нравится, чтобы было хоть какое-то равенство. И так его никогда не будет вне зависимости от реформ, — Эльза вновь приступила к тренировке, заставляя короля задуматься о произнесенных словах. Они только проникли в сознание, создали определенную идею, но пока не возымели того эффекта, который мог бы проявиться. Эта идея, несмотря на радикальность, еще не могла сравниться с другими, которые были более актуальны, не могла надеяться на быструю реализацию. Но Ричард призадумался. И ему захотелось позволить племяннице реализовать свою идею, план, то, что когда-нибудь смогло бы изменить их мир. Не сейчас, но через несколько десятилетий все может быть. А проведенные детальные исследования Эльзы тому доказательства.

— Я позволю тебе заняться своим проектом, — спустя некоторое время произнес Ричард, подняв взгляд на посеревшее небо и с небольшим круглым участком — блеклым зимнем солнцем. — О местонахождении ты еще не думала?

— Думала, — вновь коротко ответила Эльза, подойдя к мишени, чтобы стрелы собрать. Она не один месяц продумывала свой проект, строила разные вариации его реализации и куда они могут привести. — Что ты думаешь о сотрудничестве с Леонардо?

— Очень много сомнений в этом, — увилисто ответил Ричард, опуская взгляд на хрупкую фигуру Эльзы, что вернулась на дистанцию и покрасневшими от холода руками выпускала стрелы. — Я не верю ему.

— Моя мать верит вдовствующей королеве, а та помирилась с Леонардо. Слышала, королева-консорт сбежала из замка, и они ее ищут.

— Будь я на ее месте, то тоже бы сбежал, — глухо усмехнулся король, доставая стрелу.

— Она убила фаворитку короля. А ее побег покрывают, — сухо подметила Эльза, поднимая лук и тут же выстреливает.

— Не знал. Тебе Дениза рассказала? – вслед племяннице выпустил стрелу, хотя в глубине души чувствовал удивление. Его настолько это не интересовало, что даже сплетни и слухи игнорировал, хоть и слышал о них. Ему, как монарху, нужна была достоверная информация, доведенная от проверенных лиц. А сплетни не являются таковыми.

— Можно и так сказать, — с задержкой в несколько долгих секунд ответила Эльза. На что Ричард совершенно не обратил внимания, чему девушка была рада. Ведь как она объяснит, что часто ночами вскрывает королевские письма, читает их, а потом запечатывает. А придворные слуги не могут до сих пор понять, почему сургуч* так быстро заканчивается, а в королевских покоях часто разносится запах растопленного сургуча.

Ричард в конечном итоге читает все письма от короля Леонардо, переписку между Дениз и Сейлан за последние несколько месяцев. Король сразу не спешит со всепоглощающим доверием, он долго обдумывает ситуацию, потаенные мотивы, которые могут быть у монарха другого Королевства, все возможности, которые могут быть ему полезны, и все последствия, последующие после союза с одним королем и частичном разрыве с другими. В их мире влияние имеет только власть и верно подобранные союзники. Не так давно коронованный король не собирается думать бездумно, ему нужны гарантии стабильности, что его территорию никто Энрике Кастильо не тронет. Несмотря на свою юность, Ричард Маутнер должен доказать, что он достоин именоваться королем, носить корону и быть достойным правителем. Ведь это возложенная ответственность предков.

Решение принять довольно сложно. Но молодой король в итоге соглашается на сотрудничество и помощь Королевству Ноли. Если монарху второго по значимости и власти в регионе нужна его поддержка – значит это можно использовать в своих целях. Их сотрудничество ограничивается официальной и неофициальной перепиской, и их договоренность носит незакрепленный документально характер. Ричард настаивает в письмах на встречу глав Королевств для подписания договора и для закрепления их взаимодействия на законном уровне. Леонардо не высказывает противоречий, но у Ричарда складывается ощущение, что у того нет желания заключать договор о сотрудничестве. Но стоит прийти к этому умозаключению, как через несколько дней после официального прекращения всех взаимодействий между Ноли и Аурума, от Леонардо Кастильо приходит письмо с назначенной встречей в небольшом поселении Ноли недалеко от границы.

Поселение встречает делегацию Делиджентиа моросящим дождем по снегу, не успевшего до конца растаять на земле и смешанного с грязью. Небо затянуто тяжелыми тучами, что даже солнца не видно. А аромат елового леса, проникающий в тело при каждом вдохе, что голова начинает слегка кружиться. Но через некоторое время перестает, и королевская делегация, состоящая из короля, первого герцога Королевства, занимающего отношениями с другими государствами, герцога, отмечающегося за нормотворчество, принцессы, вынужденной сопровождать короля, пока вдовствующая принцесса взяла на себя обязанности по управлению замка, предстает перед поселением. Ричард рассматривает владения виконта Кресья, состоящей из нескольких улиц с домами, особняков знатных особ, владеющих землей, и постом гвардейцев, регулирующих порядок на территории и границы поселения. Скептицизм Ричарда не проявляется на лице, он сохраняет невозмутимость, хотя внутреннее недовольство растет едва ли не с каждой секундой, находясь в столь маленьком поселении. Герцоги непринужденно стоят рядом, дожидаясь делегацию короля Леонардо. Эльза же с раздражением поправляет складки на величественном темно-зеленом платье с узором, вышитыми золотыми нитями, расправляет и так идеально прямые полы, морщась. Ее мать настояла на участии в столь «значимом событии», но принцессе абсолютно все равно на это. Для нее эта поездка не более, чем фарс, показывающий значимость Делиджентиа, красивый фасад замка, когда внутри все не такое уж и величественное. Не только в отношении ее Королевства так думает.

— Не кривись, — тихо произносит Ричард, растягивая губы в любезной улыбке, наконец увидев королевскую чету Ноли, выходящих из особняка, перед которым они как раз и остановились.

— Не могу, — раздраженно шипит Эльза, но расправляет плечи и улыбку на лице, как бы говоря, что она рада находиться в глуши в неизвестном поселении и рядом с теми, на кого ей все равно.

— Добро пожаловать, Ваше Величество, Ричард Маутнер во владения виконта Кресья, в честь которого и названа эта территория. Рад вас всех приветствовать. Отныне вы все мои гости, — возвышенно говорит Леонардо и кланяется представителям соседнего Королевства. – Слуги подготовили для вас комнаты. Сегодня отдохните с дороги.

— Благодарю вас, Ваше Величество Леонардо Кастильо, — в такой же торжественной манере отвечает король Делиджентиа и идет следом в особняк.

Ричарду понятно, что есть обязательства, порядок проведения переговоров, нормы вежливости, которые необходимо соблюдать. Ричард следует за Леонардо и спокойно принимает ожидание, но его больше тревожит племянница, которая не была рада поездке изначально, и которая своим недовольством может испортить переговоры. Надеется, что нет. Уж его-то Королевство определенно никаким образом не готово к конфликту и военной кампании. Но Ричард старается не думать о вероятности не подписания договора. Ведь это Ноли должно быть заинтересовано в союзе, ведь это их инициатива.

Переговоры начинаются рано утром и ведутся почти до самого вечера с небольшими перерывами. Короли с приближенными обсуждают все нюансы взаимодействия, порядки регулирования, маршруты торговых путей. В перерывах выходят на террасу особняка и распивают вино, вдыхая аромат только наступившей весны, которая набирает еще силу, но уже чувствуется приближающаяся приятная пора. Ричард смотрит вдаль на высокие ели, как они едва раскачиваются. Герцоги стоят неподалеку от него и переговариваются о положениях, о своих семьях. Король понимает их некоторые сомнения и недовольства, но вне зависимости от их желаний и мыслей они должны будут подчиниться решению монарха.

Как бы они не хотели, но в первый день переговоров не успевают договориться по всем положениям и аспектам будущего договора. Представители двух Королевств задерживаются на еще несколько дней. С самого утра и до вечера проводят переговоры, обсуждают положения, отмечают пункты, по которым пришли к соглашению, а по другим – продолжают заседание.

Так продолжается несколько дней. Ричард занят целыми днями с герцогами, с Леонардо, с подданными второго. А Эльза либо сидит в покоях, читая книги из скудной библиотеки виконта, либо гуляет по поместью, которое не похвастается своей величественностью. Коридоры узкие, комнат всего несколько, а самое большое помещение – зал для празднеств – заняли короли. Даже музыкальной комнаты нет. И Эльза едва не рыдает от бессилия, от невозможности заняться своими делами или увлечениями. Но больше всего ее раздражает факт, что не с кем скрасить одиночество за приятной беседой. Леонардо Кастильо прибыл только с важными придворными и среди его свиты нет ни одной девушки. А местная виконтесса постоянно удаляется в гвидди, откуда выходит только на обеды и ужины. Если бы у них были дети, то принцесса с ними бы вела разговоры, но их нет. Точнее два сына уже обзавелись семьями и уехали, а дочери умерли во младенчестве. Эльза посочувствовала бы им, но у нее сочувствие не так сильно выражено. Порой, ей кажется, что она совершенно не способна на это, но в которые моменты может и расчувствоваться, и оказать поддержку. Но очень редко.

Принцесса уже через два дня бросила попытки найти себе занятие в поместье и не выходит из покоев за исключением обеда и ужина. Она лежит на заправленной кровати поперек нее, смотрит на старые блеклые балдахины, деревянный каркас кровати и периодически засыпает. У нее одновременно и много мыслей в голове, и мало. Но большинство сразу же теряются, уходят, и Эльза засматривается на драпировку тканями и утопает во времени. Она не чувствует его движения, как приближается сначала дневное время, а потом вечернее. Но больше всего ее начинает тяготить одиночество. Оно не зависит от обстоятельств, Эльза и в родных стенах замка ощущала окружающую ее пустоту, отсутствие тех, кому без тревог может доверить, кто будет рядом. Сейчас она-то справится, переживет дни в полном одиночестве, но вот дальше – не имеет понятия. Ей казалось, что, окруженной слугами, любящими родителями, и младшим братом, и фрейлинами, она никогда не будет одна. Но Эльза никому не может довериться, постоянно держит свои мысли при себе. Ведь знает, как легко и быстро люди раскрывают чужие тайны и предают.

Эльза, когда ее тяготило это чувство, уходила в музыку. Она ее успокаивала, дарила защиту. Та не осуждала ее, понимала, просто слушала, пока принцесса изливала свою душу через арфу. Возможно поэтому, думает, у нее подорвалось доверие к придворным, и она ночами начала пробираться в комнату хранения и отправки писем и вскрывать их, прочитывая. Эльза научилась этому мастерству в своих покоях длинными ночами, когда ее одолевала тоска. Некоторые письма она выкрадывала, а потом подбрасывала. Не каждый день читала чужие тайны, воздыхания, сплетни, заговоры, но как минимум один раз в месяц пробиралась туда. Хоть ее поведение и неправильно, благодаря своему занятию узнала, кого стоит сторониться, а кого убрать руками короны. А потом и поняла, что самый лучший друг и член семьи – ты сам, ведь сам себя человек не предаст.

Эльзу от размышлений и воспоминаний отвлекает служанка, оповещая об обеде. Ей не хочется вставать с кровати, но все же поднимается, приводит в порядок слегка растрепавшие волосы и выходит из покоев. Она смахивает с лица обеспокоенность и пытается быть любезной и доброжелательной. Принцесса же, и представляет свое Королевство. Ричард не удостаивает ее и взглядом, переговариваясь о чем-то с Леонардо. А герцогам она не сдалась от слова «совсем». Что представляет почти семнадцатилетняя девушка из королевской семьи, не имеющая ни грамма власти? Ничего. Она сразу же возвращается в свои покои и сразу же ложится на кровать. Но стоит ее голове коснуться ровной мягкой поверхности, как она засыпает на несколько долгих десятков минут. Открывает глаза и по инерции, шатаясь, выходит из комнаты, чтобы хоть как-то взбодриться. В голове пустота, но мысль, что ей нужен свежий воздух, слишком ярко горит. Пусть не избавится от ощущения одиночества и меланхолии, но освободит и очистит голову и разум.

Принцесса прогуливается по мощеным тропинкам, грязь разбивается об обувь и попадает брызгами на подол платья. Она слегка ежится от прохладного ветра, но продолжает идти и рассматривать унылый пейзаж. Может, он и не был бы таким скудным, прибыв они летом, после наступления Белтейна, но, когда от Имболка прошел только месяц – определенно рассматривать нечего, природа не будет взрываться красками. Делает небольшой круг, вспоминая сад в родном замке, который даже в унылое время года выглядит превосходно и ходить меж заснувших кустов и мертвой травы одно удовольствие. А в тех воспоминаниях чувствуется умиротворение и спокойствие. Оно тихое, с нотками печали, но ни разу не угнетает. Словно слушаешь похоронную композицию и наслаждаешься ее минорным звучанием, а самые яркие ноты находят отражение в сердце и задевают внутренности, причиняя боль и в то же время наслаждение.

Эльза невольно вспоминает ноты сарабанды, которая идеально накладывается под ее нынешнее настроение. Она несколько месяцев не играла ее, не уходила в полноценную меланхолию, занималась своей идеей, думала о создании женских военных отрядов для уравновешивания их силы и значимости наравне с мужчинами и получения образования, кому оно ограничено по статусу. Принцесса собирается самостоятельно контролировать процесс обучения, отбирать девушек. Она не собирается их принуждать, примет всех желающих и не будет их держать, если захотят уйти. Пока продумывает, что делать с теми, кто откажется продолжать обучение, какой им статус прописывать, какое жалование устанавливать. Ричард одобрил ее план, но Эльза знает, что идея не совершена, ей нужно еще многое доработать. Но принцесса не собирается останавливаться, она будет продолжать совершенствовать свою задумку и реализовывать ее.

Проходит, слегка замерзнув, в особняк и сразу же направляется в библиотеку, надеясь, что найдет какую-нибудь книгу, но, шагая меж полок, не находит ничего привлекающего внимания. Почти одни священные тексты, собранные молитвы, притчи, на которые Эльза едва не закатывает глаза в который раз. Случайно замечает нотный сборник, который сразу же достает и открывает. Хоть какое-то удовольствие. Ноты начинают играть, вырисовывать образы. Эльза погружается, прочитывает каждую страницу, словно играет на излюбленной арфе.

Невольно в мыслях всплывает образ композитора, создающегося ноты и музыку для двора и всего Королевства. В последние несколько месяцев виконт Вильберт Шульц редкий гость в королевском замке, но бумаги с нотами композитор отправляет регулярно. Только вот они стали более легкими и нежными по звучанию, что некоторые из них Эльзе совершенно не хочется играть. Но когда появляется такое желание, то она растворяется в музыке, ведь арфа идеально передает любые настроения, любой тембр мелодии и быстроту, а такие мягкие композиции играть принцессе становится в одно удовольствие. Кажется даже, что они написаны специально для нее.

Бессознательно ей хочется обратно в замок. Но уже не потому, что в поместье виконта Кресья ей нечем заняться, а потому, что хочет сыграть недавно написанные композиции Вильберта. Эльза, на удивление, находит в этом определенный шарм, великолепие, место спокойствия и безопасности. Да, принцесса помнит, что почти каждая встреча с виконтом Шульцем заканчивалась скандалом и препираниями. За исключением самых последних, когда у нее были силы только на музицирование. Их ссоры касались только музыки, нот и правильности выбранных аккордов, музыкальных знаков, но они никогда не разговаривали на другие темы, не вели политические беседы. Эльза даже думает рассказать Вильберту о своем плане, но каждый раз ее что-то да останавливает. Его отсутствие в королевском замке. Принцессе и в одиночестве хорошо, ей и так достаточно общения с людьми, но вот найти человека, с которым можно было бы играть этюды, сюиты, не отвлекаясь на незначительные мелочи – практически нереально.

Невольно ее мысли перескакивают на прошлое, когда ее отец был еще жив. В один из вечером она уснула в комнате с почтовой канцелярией, и ее разбудил отец. Он не ругал ее, просто отправил в свои покои, а на утро вызвал в свой кабинет, где пытался выяснить, что Эльза успела узнать из чужих писем. Покойному королю Роланду Муатнеру нужен был тот, кто не привлечен внимания, кто сможет читать те письма, которые отсылаются и приходят в замок. Эльза согласилась, ведь ей это нравилось, но незадолго до его смерти она перестала заниматься чтением переписки, а в последние полгода и подавно ее это не интересовало. Принцессе бы продолжить заниматься таким темным мастерством, но у нее свой проект нереализованный. Она только закончила собирать информацию и приступает к созданию.

***

Договор был подписан спустя неделю переговоров. Он вышел на несколько страниц, сшитые золотыми нитями и оформленные в темную тисненую кожу, имеющие на себе гербы двух Королевств с их наименованием. Короли забрали в свои замки свои экземпляры со своими подписями и приближенных лиц, задействованных в переговорах. Виконт с виконтессой провожали королевских представителей, стоя в дверях особняка. Они хоть и выражали некую грусть, но Ричард разглядел в их глазах ожидание, говорящее, что они желают избавиться от гостей, несмотря на их высокопоставленный статус. Король Делиджентиа мог про себя смеяться с иронии и с человеческих чувств, имеющих такое сильное влияние на все происходящее. Он вместе с Эльзой возвращается в замок, где вдовствующая принцесса сразу же встречает их и начинает расспрашивать о переговорах. Но у Ричарда нет желания и сил вновь возвращаться к государственным делам. Ему хочется отдохнуть с дороги, принять ванную, не видеть недовольное лицо Эльзы, прожигающее его осуждающими взглядом. Король хочет просто отдохнуть.

К сожалению, насладиться длительным отдыхом не может. Он возможен только в его мечтах. Уже на следующее утро Ричард приступает к своим обязанностям, к тем делам, которые Дениз Маутнер не в праве была решить. Герцоги, уполномоченными определенными обязанностями, знатные люди и придворные обращаются к нему с вопросами, требованиями, в перерывах между которыми Ричард перечитывает многостраничный Договор, пишет письма людям, способным ему помочь в реализации своей части Договора о сотрудничества и оказании помощи в укреплении стабильности в регионе между Королевством Ноли и Королевством Делиджентиа. А то, что в полной власти Ричарда — единолично издает указы и вносит изменения в положения, подписывая их своей подписью и ставя королевскую печать.

Одним из указов становится вооружение некоторой части гвардейцев с целью их выставления на границах Ноли и Делиджентиа для охраны торговых путей, самой границы и предотвращения проникновения шпионов из северного и южного государств, тайной переписки и от вооруженного нападения. Ричард не менял систему управления, он просто организовал новые отряды из резерва военной силы и назначал им новые функции. Они нужны для защиты и для содействия Ноли в их сотрудничестве. Но на этом внешняя политика Ричарда не заканчивается. Он вносит изменения в торговые маршруты, чтобы они проходили по территории по уже договорным маршрутам. Некоторым торговцам отправляет письма с информацией, другим отвечает с целью договориться, потому что тем не нравятся новые условия перевозки товаров. Король пытается урегулировать с ними конфликтные вопросы, но понимает, что не все согласятся на транзит на новую территорию.

Изменения только входят в силу, система регулирования отлаживается, как король Делиджентиа издает манифест, оглашающий о полном прекращении взаимодействия с Королевством Менсис, и распространившийся за несколько дней во все уголки восточного государства, а потом и в соседние, в том числе, и дошедший до Вильяма Стюарта, который вместо негодования смеялся долгие минуты, что приближенные нервно переглядывались и переступали с одной ноги на другую. Но никто еще не догадывался, что для северного короля это было не более, чем очередной маленькой неприятностью на пути к достижению великой цели в свержении Леонардо Кастильо, укрепления его Королевства и женитьбе на Эйлин Кастильо. Но Вильям об этом только думает, только ведет переговоры с нужными людьми, не обращая внимания на закрытия границ с Делиджентиа.

Ричард терпеливо выслушивал возмущения приближенных, задействованных в политике страны, но подписанный документ становится для них тем, что только мнение короля решает все вопросы, и последнее слово за ним. Благо, что знатные люди Королевства на стороне короля и поддержат его, хоть и не совсем согласны с выбранным курсом. Но каждый понимает, что в регионе наступают тяжелые времена, и нужны методы, способные стабилизировать ситуацию, даже полностью ее разрушив. Ведь это один из проверенных способов.

Дениз наблюдала за лицами приближенных и понимала их недовольства. Она тоже не одобряла часть подписанных положений Ричардом, но ее мнение в этом вопросе учитывается в самую последнюю очередь. Ее роль в замке – тихая, она выуживает информацию, а палачом выступает король. Она и не против такого расклада, но ее начинает пугать количество вооруженных людей в замке, в городах и на границах. Так еще и объявления о прекращения сотрудничества с Менсисом. Но больше Дениз пугает общение между Ричардом и Эльзой, в особенности, из-за продолжающихся окружать их слухами и предложений придворных о желании увидеть на престоле королеву. А самой главной кандидаткой является Эльза, с которой король общается в последнее время довольно часто. Она поэтому и отправила дочь в поездку, чтобы понаблюдать за поведением Эльзы и попытаться понять ее мысли. Ведь с той разговаривать бессмысленно, она не расскажет о своих идеях, желаниях. Только если самой Эльзе невыгодно будет.

Март уже подходит к концу, а Дениз только находит время, чтобы переговорить с королем. Ричард выслушал ее, какое-то время молчал, что вдовствующая принцесса была на грани потерять самообладание. Но выдержка, которую вырабатывала на протяжении всей своей жизни и закаливала под холодным воздухом Делиджентиа и колючих убийственных глаз придворных, сохраняется и позволяет находиться в относительно ясном уме. Ричард же коротко сказал:

— Ее Высочество Эльза Маутнер никогда не станет моей супругой. А наше общение ограничивается родственными узами и стремлением реализовать реформу для Королевства.

— Чего она касается? – спрашивает Дениз, опираясь о дубовый стол и впиваясь в короля подозрительным и требовательным взглядом.

— Эльзе ничего не угрожает. Возможно, своей реформой она сможет изменить наше общество.

— Она может, — усмехается Дениз и все-таки покидает кабинет Ричарда, оставив его с тяжелыми мыслями и желанием уже найти любую знатную девушку и жениться на ней лишь бы знать успокоилась и не донимала его и принцессу. И так забот хватает.

***

До Эльзы доходили очередные слухи и предложения о свадьбе с Ричардом, но ей эта мысль претит настолько, что с трудом сдерживает злость и негодования. А ведь казалось, что этот вопрос уже давно решился. Но знать, поддерживающая традиции предков, иного мнения. Она даже намерено начала пропускать занятия с учителями, занимаясь либо в своих покоях, где продумывала все аспекты своей реформы, договаривалась с владельцем поместья, учителями, ведя переписки; либо в комнате музицирования, куда не допускала ни одну фрейлину, чтобы в покое насладиться одиночеством и приятными композициями Вильберта Шульца. В ее голове слишком много мыслей от своего проекта, раздражения от придворных и странных мыслей о композиторе, к которому так стремительно меняется ее отношение, что Эльзу пугает. Она же ведь должна его ненавидеть, спорить и рвать его сюиты, но вместе этого играет его произведения на любимой арфе и наслаждается ими.

В один из дней, когда принцесса продумывает досуг девушкам в своем военно-образовательном учреждении, то ее мысли невольно снова ночами кружить около виконта Шульца. Эльза думает всего несколько секунд, а потом сразу же идет писать письмо с приглашением в замок. Ей бы не повиноваться своим эмоциям, не идти на их поводу, но не хочет. Уверена, что ей надо с ним поговорить, уловить свои изменения и сделать довольно выгодное предложение, хоть и довольно сумасшедшее.

Она дожидается его после обеда в комнате музицирования. Окно открыто и впускает легкий холодный ветерок, освежая помещение. До аромата цветов еще далеко, но запах завялой прошлогодней травы, вылезшей из-под растаявшего снега, вполне спокойно проникает и окутывает комнату. Из города доходит дым от печей, принося смесь ароматов свежеиспеченного хлеба, растопленных помещений, готовки похлебок. Эльза вдыхает все эти ароматы, наконец найдя в себе умиротворение и спокойствие от забот и дел. Она ежится от холода, но не обращает на него внимания. Ей хочется продолжать так стоять в ожидании задерживающегося композитора. Эльза стоит еще некоторое время, даже когда слышит звук мужских тяжелых сапог и стук в открытую дверь:

— Ваше Светлость…

— Входи! – не оборачиваясь, выкрикивает Эльза, продолжая смотреть на город и наслаждаться мгновениями Имболка. Вильберт не прерывает ее созерцания, смотрит вдаль также, надеясь найти то, что принцессу заинтересовало. Но Эльза не выглядит таковой, у нее лицо расслаблено, а каштановые распущенные волосы полностью покрывают ее спину. А ее взгляд не цепляется за предметы, он прикован к чему-то, находящемся в воздухе, что не разглядеть просто. Но принцесса смогла.

— Вы меня приглашали… — наконец неловко начинает разговор композитор, поворачиваясь полностью к принцессе, но той будто все равно. Она кивает заторможено, но продолжает сохранять молчание. – Вам пришлись по вкусу мои последние произведения?

— Они не в вашем привычном стиле, но они гораздо лучше.

— Эти композиции очень ценны для меня, — немного невпопад говорит виконт Шульц. С секунду молчит, а потом говорит: — До меня доходили слухи о вас и Его Величестве…

— Не больше, чем фарс знати! – значительнее резче отзывается Эльза, повернувшись к Вильберту, застыв с жестким и разочарованным выражением лица. Неожиданно, но композитор распознает кусочки боли, потрескавшегося стекла, фарфора в глазах принцессы. Для той эта тема словно очень щепетильная, такая, что одно неверное слово, и Эльза полностью распрощается с человеком, озвучившим ранящие слова.

— А какое у вас отношение к Его Величеству? – все-таки задает вопрос Вильберт, осторожно делая шаг к Эльзе, которая не отводит взгляда от молодого парня с соломенными волосами, цепляясь глазами.

— Он мой король. Не более, — почти шепчет принцесса, растворяясь в светлых глазах композитора. Она делает шаг, едва перестает дышать. Не знает, что с ней, почему у нее такая реакция, но принимает их как должное и позволяет эмоциям взять вверх. Слегка дотрагивается до пальцев композитора и тут же их отдергивает от проносящихся мурашек по всему телу и разливающегося тепла. Вильберт опускает мимолетный взгляд на их руки, прежде чем осторожно переплести их пальцы с замирающим дыханием.

Он приближается еще ближе, что чужое дыхание опаляет кожу друг друга, словно это не выдох, а огненный раскаленный воздух, в котором раскаленные угли пылают, а железо может раскалиться. Принцесса второй ладонью почти касается груди Вильберта, облаченной в вышитый узорами длинное аби. Только нормы приличия сдерживают ее от завершения своего движения, хотя ей это хочется безмерно. Виконт успевает перехватить ее опускающуюся вторую ладонь и поцеловать пальцы, глядя на Эльзу. Показывает, что для него проявление чувств не признак слабости, что он доверяет принцессе и на ее стороне.

— Я… — с трудом начинает говорить Эльза, опуская голову, чтобы хоть на миг вернуться в реальность, к своим делам и обязанностям. – Я пригласила вас сюда, чтобы предложить сопроводить меня в одну длительную поездку по важному делу.

— Расскажите о нем, — шепчет Вильберт, продолжая покрывать тыльную сторону ладони, периодически заглядывая в чужие фиолетовые глаза до самых потаенных коридоров и развилок.

Эльза собирается со словами и рассказывает о своей реформе, которую начнет реализовывать уже в ближайшее время. А ей нужен композитор и музыкант в одном лице.

— Кто еще будет? – спокойно спрашивает Вильберт.

— Назначенные учителя и несколько моих фрейлин.

— Ваше Высочество, я задам только один вопрос: ваши недавние действия были от теплого сердца или от расчётливого разума? – композитор смотрит внимательно, в зрачках виден трепет и невинная страсть, возникающая при первой влюбленности, которая не ограничена разбитыми сердцами, оставленными надеждами и мечтами.

— Теплым сердцем, — шепчет Эльза, наконец сказав правду, такие слова, которые не пестрят выгодой или манипуляторскими мыслями. Принцессе хочется быть честной и впустить композитора в свое сердце, позволив поселиться там надолго.

***

Объявление о новой реформе действующей принцессы королевства Делиджентиа распространяется в последнюю неделю марта, когда солнца в разы стало больше, а снег только сошел в лесных чащах, в глубоких оврагах, а земля едва начала просыхать от чрезмерной влажности. «Ее Высочество принцесса Королевства Делиджентиа Эльза Маутнер объявляет об открытии специализированного военно-образовательного учреждения для девушек и женщин с целью создания военных отрядов воительниц, некогда существовавших у наших предков, и с целью дать возможность девушкам и женщинам приобрести отдельный от их отца статуса, а при стоящей отдачи – жалованья и равного себе мужа в соответствии с поднятым статусом».

Эльза предполагала, что многие, в особенности представители знатных родов, мужчин, глав семейств с жесткими уставами будут против проводимой реформы, будут требовать такого учреждения и для своих отпрысков мужского пола, но принцессу это не заботило. Для нее такое поведение означало только то, что она делает все правильно, что ее реформа может добиться успеха и оказаться плодотворной в конечном итоге. Она несколько дней отслеживает, как одинокие бедные девушки и женщины собираются у ворот замка. Знает, что они с близлежащих территорий, что в подготовленный особняк девушки подойдут и с других частей Королевства.

Она готовит несколько карет, чтобы вместе приехать в особняк, и они длинной процессией выезжают на длинные месяца. Дорога занимает гораздо больше времени, чем если бы принцесса ехала только со своей свитой и виконтом, сидящий с ней и фрейлинами в одной карете. Эльза просматривает списки девушек, что были у замка, записанные с их именами и социальным слоем, к которому принадлежат. А потом просматривает разработанный план обучения в первые дни в особняке Г’лад Гобайс. Фрейлины недовольно смотрят в маленькие окна и тихо вышивают, подавляя в себе недовольство «безумной выходкой принцессы, которой потакает король». Но Эльзе абсолютно все равно на сплетни о ней, хоть и бросает мимолетные взгляды на виконта, сочиняющего новую композицию, напевая отдельные ноты, проигрывает аккорды пальцами в воздухе, а глаза время от времени прикрывает, уходя в свои чувства и атмосферу будущей композиции, в чьей красоте не сомневается.

Больше они не затрагивали инцидент в комнате для музицирования и не доходили до того, чтобы совершить нечто подобное. Но взгляды и скромные улыбки, обращенные друг к другу – были, и без них Эльза с Вильбертом не обходились. Оба понимают, что их союз может быть губительным и непредсказуемым. Им определенно надо быть очень осторожными как в своем поведении, так и в желаниях. Принцесса и виконт. Воительница и композитор. Девушка, не находящая место в этом мире среди людей. Парень, видящий в окружающих вещах любую красоту и которую хочет отразить в своих произведениях. Эльза даже после инцидента меж королевских музыкальных инструментов наконец признается в себе, что изначально намерено доводила Вильберта, спорила по поводу нот и аккордов только, чтобы доказать свою значимость и преимущество. Но теперь ей это не надо. Теперь она может доказать и оправдать возложенный на нее статус своими действиями, своей реформой. Эльза обязана справиться, ведь другого исхода просто не может быть.

Стоит приехать в особняк, расположенный на северо-востоке Делиджентиа, как Эльза сразу же начинает со всех подготовленных этапов. Яркое солнце бьет по глазам, согревает холодную землю и остатки снега на полянах. Хозяин особняка встречает процессию, приглашает внутрь, но Эльза только головой качает, вставая рядом с поседевшим мужчиной с добрыми глазами с морщинистым лицом и в не очень богатой одежде.

— Благодарю вас, граф Г’лад Гобайс, — начинает говорить принцесса, оглядывая собравшихся уставших с дороги девушек, облаченных в грязные и потрепанные платья, — за разрешение погостить в вашем большом родовом особняке. Вы делаете благое дело для всего Королевства.

— Вы мне льстите, Ваше Высочество, — в неловкой улыбке расплывается граф Г’лад Гобайс. – Я не делаю очень большое дело, отдавая на время в пользование свой дом королевской семьи.

— Увольте! – серьезно говорит принцесса и продолжает, обращаясь к девушкам: — Отныне это теперь ваш дом. Ваш будущий статус будет зависеть только от вас самих и соответствовать иерархии военных структур, но также вас будут обучать и другим общим дисциплинам. А раз в несколько дней у вас будет обязательное занятие музицирования. А теперь прошу последовать за мной.

Эльза проходит внутрь трехэтажного особняка из камня и дерева, где его стены покрыты плющом с редкими высохшими и опавшими листьями. Они еще расцветут, но чуть позже, когда лето уже будет на пороге, а Белтейн будет ждать своей очереди цикла Колеса Года. Принцесса проходит по чистым коридорам, рассказывая о предстоящих занятиях, о предназначении каждой комнаты. Девушки идут за ней в легком оцепенении, сохраняют тишину. Эльза понимает их эмоции, чувствует их нервозность и неуверенность в будущем дне. Но какое будущее могло бы быть у сбежавшей девушки из публичного дома, у дочери разорившегося ремесленника, у женщины, которую избивает муж, девушки, которую выдали замуж за престарелого мужчину? Больше всего трагичнее в их судьбах – их возраст, который настолько юн, что Эльзе страшно представить, что случается с более старшими девушками и женщинами. Но она уверена, что для них возможность обучения в военно-образовательном учреждении не хуже их предыдущего этапа жизни. Принцесса вручает своих учениц служанкам, чтобы те привели их в порядок – отмыли, одели, а сама удаляется в свой кабинет, где еще раз просматривает план обучения в первые дни. Вильберт тихо стоит у двери, наблюдая за задумчивой принцессой, у которой глаза, несмотря на усталость, горят, а растрепанные волосы не прибавляют неряшливости или небрежности. Для композитора Эльза в этот момент – самое красивое, что только может существовать на свете.

— Уже завтра начнутся тренировки, надо оценить их физическую силу, — проговаривает Эльза. – А после обеда у них общие дисциплины.

— Вы уверены, что они будут в состоянии учиться писать после занятий на свежем воздухе?

— А утром они будут спать, - спокойно отвечает принцесса, оставляя бумаги на столе и подходя к Вильберту. – Я знаю, что делаю.

— Не сомневаюсь, Ваше Высочество, — целует тыльную сторону руки виконт, а после тут же удаляется, оставляя улыбающуюся Эльзу в одиночестве, которое уже не ощущается так остро. Она даже ей начинает нравится и больше не дарит гнетущие и тяжелые мысли. Принцесса получает удовольствия от одиночества, но и общество людей ей теперь не раздражает. Она определенно наконец на своем месте.

Ладно я главой я снова затянула. Неделю не могла отредачить и на сайт закинуть. А вот, как часто я дальше буду выпускать главы - действительно вопрос, потому что до этого у меня было время писать на работе, а сейчас меня немного повысили, и появились новые обязанности. И надо привыкать к новому буллингу долбаебов

Содержание